×

5 Апреля 2017 10:51
1321
0
5 Апреля 2017 10:51
1321
0

Слушайте подкаст программы:

 

Появление нового технологического уклада в мировой добыче нефти и газа. В чем суть происходящей сланцевой революции в США и ее последствия для мирового нефтегазового рынка (эффективность добычи растет, себестоимость ее снижается). Принципиально изменилась скорость реакции рынка США на изменения цен – если период с запуска проекта до получения первой нефти из традиционных скважин занимает в среднем 5 лет, то новая сланцевая скважина бурится за 2-4 недели. Соответственно, у США появился очень гибкий инструмент регулирования мировых цен на нефть. Тот же эффект дает революция сланцевого газа в США и революция в глобальной транспортировке сжиженного газа.

 

С другой стороны, постепенно вырисовываются границы пика спроса на нефть, связанные с постепенной трансформацией транспорта в сторону электромобилей. Таким образом, технически извлекаемых запасов нефти примерно в два раза больше, чем миру будет нужно до 2050 г. (после 2035 г. спрос на нефть начнет падать). Что делать в этих условиях традиционным странам-экспортерам нефти, в том числе России?


23 марта в МШУ «СКОЛКОВО» прошла вторая ежегодная конференция Московского Центра Карнеги, посвященная российским и мировым экономическим проблемам. Темой конференции этого года стала «Россия на закате ресурсного цикла». Цель конференции - оценка глобальной макроэкономической ситуации и обсуждение позиционирования России относительно изменений глобального и регионального экономического контекста, возможностей и рисков, возникающих в результате этих изменений, и поиск потенциально успешных стратегий развития на макро- и микроуровне.

Russian Economic Challenge. Буди Хикмат, PT Bahana TCW: Опыт Индонезии в избавлении от ресурсного проклятия
Russian Economic Challenge. Бадамсурэн Хоохорын, «Предприятие Эрдэнэт»: Роль горной промышленности в экономике Монголии
Russian Economic Challenge. Дмитрий Родин, Advantage Kazakhstan: Борьба с «ресурсным проклятием» на примере Мексики и Казахстана
Russian Economic Challenge. Карлос Левер Гусман, Банк Мексики: Прозрачность в управлении углеводородными ресурсами. Мексиканская модель
Russian Economic Challenge. Рахим Ошакбаев, «Талап» (Казахстан): Голландская болезнь с казахстанской спецификой
Russian Economic Challenge. Кароль Нахле, Crystol Energy: Зависимость стран Ближнего Востока от нефтегазового сектора
Russian Economic Challenge. Мортен Линдбек, экономист: Новые месторождения Норвегии рентабельны и при цене ниже USD 50/баррель
Russian Economic Challenge. Андрей Мовчан, Московский Центр Карнеги: Как избавиться от ресурсного проклятия? Мировой опыт