×

26 Апреля 2018 20:11
2259
0
26 Апреля 2018 20:11
2259
0

Светлана Водянова, Генеральный директор J’son & Partners Consulting.

 

См. исследование J’son & Partners Consulting Перспективы Индустрии 4.0 и цифровизации промышленности в России и мире

 

Добрый день, уважаемые коллеги!

Сегодня я хочу осветить текущий промышленный ландшафт, в том числе международный, в котором нам с Вами выпало развивать Индустрию 4.0.

 

Промышленность превращает сырье в дорогой продукт и увеличивает ВВП.

Развитая промышленность поднимает производительность, создает экономическую и информационную безопасность .

Цифровая промышленность вбирает в себя ИКТ и  АйТи - еще одну прогрессивную отрасль целиком и трансформирует все другие отрасли, еще больше повышая эффективность бизнесов… 

Развитая цифровая промышленность  - ЭТО УЖЕ конкурентное превосходство и мировое господство.

 

Понимая это, страны закрепили свои национальные приоритеты, после того как Германия провозгласила Индустрию 4.0.

Потому что в начале 2000-ных  страныпоняли, что правильный путь развития один – тот, которым идут богатые страны.

Они увидели, что за последние 500 лет выигрыш в экономике получили только те, кто встал на путь индустриального развития. Все они создавали с нуля или яростно защищали свой промышленный сектор.

 

И нашли простую формулу:

Чтобы повысить уровень жизни -  нужен рост ВВП.

Повысить ВВП можно –  увеличив кол-во продукции.

Выпуск продукции может увеличить одно из трех: труд / земля / капитал И высокопроизводительные средства производства

Посмотрите, как взлетел ВВП Китая. В 20 раз за 20 лет! За счет увеличения промышленности в 14 раз.  При этом Китай освоил производство самых сложных видов оборудования и стал крупнейшим мировым производителем и экспортером hitech продукции.

А  2 года назад они обогнали ВВП США по ППС и теперь между ними злостная конкуренция.

 

И эта конкуренция нарастает. Если Вы следите за ситуацией – в 5G, науке, робототехнике, искусственном интеллекте, экспорте.

 

КАК это работает? Фридрих Лист еще 200 лет назад определил, что причина богатства связана со способностью производить

Производственные возможности определяют разные уровни богатства страны.

Нулевой уровень – Ничего не производим, импортируем готовое. По определению - похоже на колонию.

 

1)       Первый уровень – производим товары, но на чужом оборудовании. Импортозависимы.

 

2)       Следующий – производим свое оборудование, на нем производим товары. Но не владеем станками и сборочной линией.

 

3)       НО! САМЫЕ БОГАТЫЕ НАЦИИ умеют создавать оборудование для производства оборудования!

Это т.н. воспроизводственный уровень. Производство средств производства для производства средств производства…

Этот уровень создает самые влиятельные экономики - Промышленные державы, от которых зависят страны-потребители.

Для  страны ОН способен обеспечить быстрый рост промышленности по всем отраслям,  экономическую независимость и информационную безопасность.

Здесь мы ни от кого не зависим, защищены, нас не контролируют, обеспечиваем все отрасли высокопроизводительным оборудованием.

 

На практике ОН сложно достижим, потому что зависит от большого количества смежных промышленных отраслей в стране, требует постоянного научного и промышленного прогресса, больших вложений, разумеется, с долгой отдачей на десятилетия.

 

Забегая вперед скажу, что бОльшую часть прошлого века Советский Союз провел в статусе Промышленной державы № 2 в мире.

Эти 3 уровня производства образуют Производственную систему, которой  необходим развитый сектор Услуг

Производство и Услуги ВМЕСТЕ формируют ЭКОНОМИКУ.

Производственный сектор производит физическую продукцию, а система распределения – превращает товар в деньги.

Для РОСТА экономики нужны:

- Здоровый производственный сектор,

- Развитая сфера услуг,

- Эффективный воспроизводственный сектор.

ни один элемент системы не важнее, чем другие. 

Неверно понятная концепция постиндустриального развития перечеркивает полностью вот эту производственную, ПРОИЗВОДЯЩУЮ добавленную стоимость часть экономики, пропагандируя общество услуг.

А верно понятая концепция говорит, что развитие инновационных дорогих высокотехнологичных услуг, которые могут обеспечить рост экономики, возможно только на развитой производственной базе. А БЕЗ производственного сектора – это не Постиндустриальная экономика, а Доиндустриальная экономика.

 

ЦИФРОВАЯ экономика в правильном понимании – это ТАКЖЕ сильный производственный сектор (теперь уже оцифрованный), в который, благодаря ИКТ-низации, вшивается  (интегрируется) слой услуг, и оцифровываются все производственные отношения вдоль цепочки добавленной стоимости.

При этом сервис встраивается в сам физический продукт. И все процессы, продукты и кооперационные связи формируют свои цифровые копии, которые можно моделировать, оптимизировать и масштабировать.

Очевидно, что от цифровизации выиграет та экономика, в которой развиты сильные традиционные отрасли.

А если в стране преобладает сервисная часть экономики и слабое производство (то есть физических продуктов мы НЕ производим) -  экономика стремительно обедняется, потому что самый дорогой интеллектуальный продукт НЕ создается.

 

Потому что услуги тесно привязаны к реальному сектору и прямо или косвенно зависят от производстваоборудования и физических товаров. И чем сложнее оборудование – тем дороже сопутствующие услуги, которые привязывают потребителя к производителю.

 

Несмотря на то, что производство оборудования (машиностроение) составляет в ВВП не больше 2%, оно обеспечивает следующий уровень экономики - производство продукции во всех отраслях , а это уже  1/3 ВВП.

А наличие широкой линейки товаров обеспечивает работой  сферу услуг и составляет остальные 65% ВВП.

Получается так: чем больше создается оборудования – тем больше производится товаров.

Чем больше производится физических товаров – тем больше услуг создается в стране.

 

И тем мы богаче, чем больше добавленной стоимости и технологических компетенций создается внутри страны на всех уровнях: Либо это своё (и мы оставляем деньги и компетенции в стране), либо зарубежное и мы живем за счет наценки с перепродажи импорта.

Если мы рядом нарисуем такую же пирамиду США – она будет в 15 раз больше – во столько раз они создают больше добавленной стоимости внутри страны.

 

Потому что Стоимость готовой продукции в 10 или даже 100 раз дороже, чем стоимость сырья.

Поэтому та страна богаче, которая продает более дорогой продукт – с бОльшей ценностью и бОльшей добавленной стоимостью.

Добавленная стоимость создается высокой квалификацией людей и развитием науки  и технологий.

И она же превращается в доходы компаний, высокие зарплаты, налоги для государства с возросшей налогооблагаемой базы,  развитие социальной сферы, среднего и малого бизнеса, мощную покупательную способность,  и спрос на инновационные дорогие продукты и услуги.

Эту схему подробно описал норвежский экономист Эрик Райнерт в своих научных трудах и обобщил в книге «Как богатые страны стали богатыми и почему бедные остаются бедными».  -  очень рекомендую..

 

 

Индустрия 4.0 – это по сути повсеместный возврат к промышленности в новом инновационном сценарии на цифровой инфраструктуре.

Цифровизация промышленности представляют собой встраивание ИКТ-систем во все физические объекты и производственные процессы.

Снизу показаны объекты, к которым схематично приделан мозг (то есть реализуется самоидентификация объектов), сверху показаны Информационные и аналитические системы, которые объединяются через промежуточный облачный слой и коммуникационную платформу.

Благодаря единой экосистеме данных на предприятии заново переизобретается Информационная система, меняется организационная структура и заново выстраиваются бизнес-процессы.

 

Прекрасная схема цифровизации промышленности от идеологов германской Индустрии 4.0:

1-й этап – Айтинизация Компании

2-й этап – подключение физических объектов в сеть

3-й – отслеживание подключенных объектов в режиме реального времени

4-й этап – анализ произошедших событий, распознавание поломок, рекомендации по устранению

5-й – недопущение критических ситуаций в принципе через алгоритмы предиктивного анализа

6-й – полностью автоматическое управление.

Если удается оцифровать все процессы, формируется цифровая копия производства. Она создает зеркало реальных процессов в математической модели; через которую можно обеспечить обратное воздействие и управление производством (даже без участия человека).

 

Моделировать такую систему и алгоритмы чрезвычайно сложно. Управление процессами через математическую модель отличается от управления традиционным производством: «традиционные» специалисты (технологи, проектировщики инженеры) работают в тесном контакте со специалистами, обслуживающими «цифровую копию». - Это различные разработчики, цифровые дизайнеры, сотрудники с опытом научного анализа и обработки данных.  

Минобороны США провело исследование по цифровизации производства и возникающим кадровым потребностям.

И насчитали 165 НОВЫХ функциональных ролей, которые появляются дополнительно ! к традиционным сотрудникам.

Новые должности распределяются по 7-ми областям, которые дублируют действующую структуру предприятия в цифровом варианте: это цифровое проектирование, цифровое производство, цифровой продукт, цепочка поставок, цифровое предприятие в целом и внешние связи по контуру бизнеса.

Это новые специальности, которых сейчас нет, компании разрабатывают программы профобучения и сотрудничества с ведущими ВУЗами. В целом, Престижность работы в промышленности за рубежом сейчас резко возрастает. А цифровизация открывает двери заводов для специалистов из области IT, математики, обработки данных.

Вероятно, нам тоже необходимо провести глубокий анализ происходящих изменений при цифровой трансформации и включать заранее возникающие кадровые потребности в образовательные программы. Все это конечно, должно увязываться со стратегическими приоритетами страны.

Имея в виду, что цифровизация передового производства порождает самый большой мультипликатор занятости в экономике по подсчетам США:  1 новое рабочее место создает 16 других.

 

Эти новые люди будут работать где-либо здесь.

У нас пока эти инновационные направления представлены крайне фрагментарно.

 

Как у нас обстоят дела в промышленном секторе?

Мы провели исследование, где сравнили 13 стран (развитых и развивающихся), и увидели, что

Несмотря на постулируемые принципы постиндустриального общества, все крупнейшие страны активно развивают свой промышленный сектор.

Россия поддерживала после Китая самые высокие темпы роста промышленности в мире за прошедшие 20 лет.

Мы показали хорошие темпы роста экспорта,

и импорта, то есть продолжали активную модернизацию.

Но если сравнить объемы, успехи российской промышленности, к сожалению, как Вы видитем, слабо заметны на фоне других стран.

 

  То же самое почти по всей обрабатывающей продукции. Темпы роста высокие.

Но общий низкий индустриальный фон не позволяет совершить прорывы в отдельных областях.

 

Потому что промышленные отрасли не могут жить в изоляции. А для развития сложных уровней машиностроения требуется широчайшая диверсификация и промышленные компетенции.

 

Самое интересное, что они у нас были.

 

У нас было мощнейшее машиностроение в мире! Большую часть прошлого столетия мы конкурировали за 1 место только с США.

Индустриальный сектор порождал САМЫЙ ВЫСОКИЙ ТЕМП РОСТА ВВП в мире. Американские экономисты в 60-х годах опасались, что такими темпами в 90-е СССР обгонит США по размеру ВВП. 

Но.. в результате системных реформ и распада кооперационных связей, к концу 90-х доля России в машиностроении упала до пол-процента от мирового объема.

Наши сегодняшние проблемы уходят корнями в события 30-летней давности - в результате механизмов международного регулирования и либерализации экономики, мы получили систему, которая не позволила подняться нашей промышленности до сих пор!

Мы фактически потеряли отечественную производственную базу и откатились в самый конец списка стран.

 

И такое ощущение, что со словом СССР мы постарались забыть и ВСЕ, что привело нас к успеху.

 

Вместе с неэффективным режимом мы выплеснули и все успешные стратегии, научные достижения и гигантский промышленный задел, который нас отправил даже в Космос.

 

Мы обрадовались импортному разнообразию и красоте. В экономику хлынули нефтяные деньги в обмен на эту красоту.

 

И мы не заметили, как по стране прокатилась волна стремительной деиндустриализации, последствия которой мы и видим теперь в международной статистике.

 

Так что постоянная технологическая отсталость, к которой мы уже почти привыкли, это далеко не наше природное свойство.

 

Это последствия принятой нами  международной политики и свободной торговли, которая, по сути защищала рынки сбыта и производственный сектор развитых стран.

 

Беспошлинный ввоз готовой сложной высокотехнологичной продукции, как говорят уже сейчас разбирающиеся в этом экономисты, это преступление против нации, которая там живет.

 

Потому что это без войны убивает экономику, разрушая самые продвинутые отрасли в стране, которые становятся неконкурентоспособны с сравнении импортом. А покупка готовой продукции других стран финансирует развитие науки и технологий этих стран, и способствует деградации нашей собственной.

 

Сегодня Россия, потеряв позиции промышленной державы, удерживает за собой примерно 1,5% от мирового объема промышленности. 

 

У нас лучше всего,  растет производство металла и химии (наследие второго технологического уклада), но показатели производства цифрового оборудования -  почти самые низкие в мире, что ставит под сомнение наши будущие достижения Цифровой экономики.. у нас фактически нет своего задела в этой области.

 

Мы производим электроники сейчас меньше, чем Индия, Тайланд и Малайзия. И экспортируем.

 

И БЕЗ радикальных сдвигов в промышленной политике ДО достижения уровня развитых стран, как подсчитали мои коллеги, нам понадобится несколько столетий!

 

Тревожным фактом является снижение добавленной стоимости в промышленности в России в последние 10 лет.

Хотя в других странах  произошел разворот в промышленной политике, и страны начали интенсивно наращивать добавленную стоимость, долю промышленности в ВВП и что удивительно – количество занятых в обрабатывающих отраслях

 

Такая же ситуация с ядром цифровой трансформации  –

Среди лидирующих облачных платформ – ни одной российской..

 

Все это сказывается на стоимости конечных решений И технологических компетенциях. + угроза санкций

 

Совершенно объективно,  по нашим оценкам, в России существует  многократное НЕДОПОТРЕБЛЕНИЕ продуктов автоматизации, облачных продуктов и АйТи услуг в широком контексте сравнении с развитыми рынками.

Цифровизация ЖЕ обещает колоссальные перспективы для АйТи отрасли, которая встраивается в реальные сектора экономики и удешевляет пользование дорогими ERPcистемами, полезными приложениями и сервисами.

И это Хорошая новость - что нам есть - куда расти.

Существующий объем недопотребления может обернуться взрывным ростом спроса на современные АйТи услуги и разработки. И при должном старании мы освоим самые сложные уровни цифровизации не хуже, чем за рубежом.

А цифровизация промышленности нам с Вами, как раз и поможет скачком преодолеть неэффективную загрузку производственных мощностей ЧЕРЕЗ объединение в сетевые производственные экосистемы, повысить качество продукции,

 

Задействовать по максимуму науку, математику, умные светлые головы, АйТи отрасль. Найти точку приложения, наконец, для Искусственного интеллекта, машинного обучения, больших данных, облаков, собственной разработки.

 

Наверстать упущенные компетенции в производстве -  с помощью 3д печати, в том числе.

Надо только не терять время.

 

Вот оценка нашей добавленной стоимости и капитализации компаний.

Здесь самые дорогие компании мира. В России скромно – 27 компаний на самую большую территорию в мире. Зато сколько у нас свободного места для отечественных промышленных гигантов!

ПОНЯТНО, что  Если мы не включимся в эту гонку за производительность и цифровую трансформацию,
через 3-5 лет к нам придут отлаженные удобные технологии и продукты мировых промышленных гигантов, продаваемые по сервисной модели, которые сделают цены для потребителя в разы дешевле, а нашу отечественную продукцию неконкурентоспособной.

 

Сегодня, если мы хотим развиваться, конкурировать с лучшими мировыми продуктами и сервисами; и богатеть ЗДЕСЬ, а  не уезжать из страны, нам нужно сделать КУЛЬТ…. изпромышленности!

Мы должны понять, что наша ЭКОНОМИКА нуждается в промышленности, а промышленность - в повышении статуса до уровня СТРАТЕГИЧЕСКОГО.

А сейчас  - в программе ЦЭ одобрены ВСЕ программы : ….. кадры, образование, здравоохранение, безопасность, регулирование, транспорт…

Все, кроме ПРОМЫШЛЕННОСТИ! Как такое может быть?

 

Наш производственный сектор катастрофически недооценен.

Он нуждается защите, серьезных научных исследованиях, связанных с цифровой трансформацией на САМОМ передовом уровне. Это очень сложные процессы.

 

У нас другого способа нет, кроме как осваивать индустрию высокотехнологичных продуктов и сервисов и сложных производств вместе с бизнесом.

Только так мы можем говорить о росте ВВП в 3,5 % и желании РЫВКОМ повысить производительность и осуществить технологический прорыв. О чем сейчас говорит господин Президент.

Но этому должен быть отдан стратегический приоритет. И созданы условия. И этим нужно заниматься.

 Спасибо за внимание

 


Международная научно-практическая конференция «Инновации и перспективы развития горного машиностроения и электромеханики: IPDME-2018» прошла 12-13 апреля на базе Санкт-Петербургского Горного университета. Целью конференции является обмен новейшими знаниями в области инновационных научно-практических направлений развития машиностроительной, горной и энергетической отраслей.

ИД Коннект. ИТ в металлургии. Светлана Водянова, J’son & Partners Consulting: Цифровизация промышленной безопасности: тенденции, достигнутый уровень и примеры решений
Александр Герасимов, J’son & Partners Consulting: IIoT для реализации новых бизнес-моделей в промышленности
Металлообработка-2018. Индустрия 4.0. Александр Смоленский, «Цифра» (ГК Ренова): Цифровая трансформация отечественного машиностроения
Металлообработка-2018. Индустрия 4.0. Андрей Ловыгин, ЛО ЦНИТИ: Интернет станков в России и «цифровой советчик»
Металлообработка-2018. Индустрия 4.0. Сергей Макаров, ООО «СТАН»: Цифровой инжиниринг
Металлообработка-2018. Индустрия 4.0. Андрей Фефелов, BFG Group: Цифровой реинжиниринг производственных систем
Металлообработка-2018. Индустрия 4.0. Александр Московченко, «Сигнум»: О платформе Winnum
Металлообработка-2018. Индустрия 4.0. Игорь Сергеев, Siemens: Пример цифровизации собственного производства