×

14 Октября 2019 19:27
32510
0
14 Октября 2019 19:27
32510
0

«Компания GreenWiseзанимается текстурированными растительными белками, и раньше она создавала только традиционно соевые текстураты, гороховые, пшеничные. Такие пористые продукты. Вместе с лабораторией, с нашим отделом R&D, мы создали наш первый продукт – это растительные джерки, кусочки вяленного растительного мяса, готовый к употреблению снек с очень высоким количеством белка от 32 до 39 % и отличным аминокислотным профилем, от 1,8 до 4,5 раз превосходящий по некоторым аминокислотам продукт, - содержание аминокислот больше, чем даже в говядине или свинине. Это большая наша разработка, которой мы очень гордимся. Потому что мы добились того, что наши растительные продукты помимо того, что они этичны и экологичны, вкусны, они еще приносят пользу из-за высокого содержания белка и аминокислот...

 

Наша производственная мощность - 20 тонн в месяц. Сейчас мы активно расширяемся, потому что видим запрос от потребителей, понимаем потенциально, насколько он вырастет, и хотим расширить свою производственную мощность до 300 тонн в месяц к концу этого года. 

 

«Мы готовимся также к выводу 2-х новых продуктов. Первый - это растительная «вареная» колбаса, мы хотим ее вывести традиционно к Новому году, чтобы вегатарианцы и веганы смогли сделать веганский «Оливье». И второй продукт – это растительная котлета, мы хотим повторить успех Beyond Meat и Impossible Foods, надеюсь, что уже в январе 2020 года эти продукты появятся на полках».

 

«С апреля 2019 года мы принимали участие в инкубационной программе ProVeg incubator от ProVeg International - крупнейшей организации, которая занимается распространением растительного питания в мире. Вся программа была построена таким образом, чтобы подготовить стартапы к питч-сессии в заключительный день. И на этом питч-дэй мы впервые проводили дегустацию наших бургеров перед панелью инвесторов. Самые крупные, самые влиятельные инвесторы, которые вкладываются в стартапы, занимающиеся либо клеточным мясом, клеточным молоком, либо растительным мясом и растительными альтернативами. Это был первый раз, когда наши бургеры увидели свет, до этого только мы их пробовали, - они были сверхсекретной нашей разработкой. И к нам весь вечер во время дегустации подходили и спрашивали: «Зачем мы подаём Beyond Meat под видом своего стартапа?» На самом деле было очень приятно, потому что одно дело, когда ты сам говоришь, что это невозможно отличить от Beyond Meat, - другое дело, когда к тебе подходят инвесторы, люди из индустрии, люди, которые занимаются растительным питанием многие-многие годы, и говорят: «Действительно, это очень сложно. Я бы не отличил».

 

«У нас идёт инвестиционный раунд 3, мы ведём переговоры с европейскими инвесторами. У нас есть 4 инвестора: 2 из Германии и 2 из Швейцарии (инвесторы, которые были на closing day в нашем инкубаторе ProVeg). Также мы ведём переговоры с 2 инвесторами из России. 

 

«Мы, наверное, единственный стартап, который планирует из России выход  с нашей растительной котлетой на европейский рынок. Мы провели исследование и поняли, что ниша для нас действительно есть, несмотря на большую активность других игроков. Помимо Beyond Meat, который начали продавать на территории Германии, появились ещё несколько конкурентов. Garden Gurme от Nestle тоже сделали свой бургер, Aldi  дистрибьюирует растительный бургер Incredible Burger, который они сделали под собственной торговой маркой. Lidl, самый главный дискаунтер, магазин с самыми недорогими продуктами, также стали продавать Beyond Meat у себя. Но в то время как Beyond Meat стоит 5€ за упаковку в 230 г., мы можем предложить гораздо более интересную цену, не уступая при этом по качеству и вкусу. Мы хотим ставить бургер на полку по $2.99, то есть, почти в 2 раза дешевле. А Германия - это самая чувствительная к цене страна».

 

«Самая большая сложность работы на российском рынке в том, что очень мало игроков на рынке и о них мало кто знает. У нас присутствует всего 4 производителя растительных альтернатив мясу. И они на этом рынке уже достаточно давно, мы думаем, больше 5-10 лет. И как я понимаю , как получаю feedback от нашей аудитории, люди о них даже не слышали. Просто потому что эти компании очень мало, к сожалению, занимаются маркетингом, коммуникацией и рекламой, то есть очень мало показывают себя на публике. Из-за этого складывается впечатление, что растительного питания в России нет, как и то, что все эти продукты создаются для какой-то определённой категории людей. Как часто мы говорим для «этих». Вот мы делаем растительное мясо, и у нас все спрашивают: «Для кого? А! Для сумасшедших. Вот каких-то таких» На самом деле абсолютно неправда. Те люди, которые выбирают растительную альтернативу мясу, - просто хотят питаться этично, экологично. Это не значит, что они какие-то не такие. Самая большая проблема в России в том, что в то время как в Европе и Америке огромный бум флекситарианства, люди просто хотят попробовать что-то новое, - в России этого нет. И мы вот с ребятами, наверно, допустили уже одну такую большую ошибку, мы начали работать с «Азбукой вкуса» два месяца назад. Сейчас мы уже появились и во «ВкусВилле», подписываем контракт с «Перекрёстком», начинаем переговоры с «Ашаном»...

 

Мы допустили небольшую ошибку при работе с «Азбукой вкуса», мы очень большие надежды вкладываем во флекситарианство. То есть, мы с самого начала не позиционировали себя как компания, которая создаёт веганские продукты. Наши продукты вкусные, полезные, этичные, красивые, и в тоже время они веганские. Мы хотим открыть эту новую категорию потребителей, привнести в Россию флекситарианство. И в «Азбуке вкуса» наши продукты поставили не на специальную веганскую полку, которая у них есть. Она такая специальная, отделенная, там всё зелёное. Наши продукты повесили к мясным снекам. Мне кажется, это первый вообще раз, когда растительная альтернатива поставили наряду с обычным мясом. Для нас это большой успех! Но, к сожалению, люди, когда приходили в «Азбуку вкуса», они не знали, где это, где это найти. Потому что, если вы ищите какую-то растительную альтернативу мясу, вы пойдёте её искать в какой-то специальный отдел, отдел для здорового образа жизни, да, там «Питаемся правильно», веганский отдел, вегетарианский. Вы никогда не пойдёте искать к мясу. И сейчас мы думаем, что нам нужно немножко перепозиционировать себя под российский рынок, мы понимаем, что флекситарианства пока в принципе нет, и его нужно создавать. Поэтому это самая большая проблема российского рынка, что растительную альтернативу употребляют в основном вегетарианцы и веганы, которых в принципе немного в России».

 

«Наша идея глобальная - это стать зонтичным брендом, то есть производить не только растительную альтернативу мяса, но и, конечно, рыбе, птице. После этого передвинуться на растительное молоко, заниматься молочной продукцией, потому что найти хорошую альтернативу молоку, сыру и каким-то творожным вещам очень-очень сложно. Мы понимаем, что это самая настоящая ниша, но в России нужно первоначально покрыть хотя бы запрос по растительному мясу. После растительного молока мы думаем, что мы начнём заниматься какими-то растительными альтернативами, возможно, выпечки, конфетам, сладостям, потому что это тоже очень большое дело, которое в принципе будет востребовано в России тоже в скором времени. Сейчас мы ведём разработки по растительной рыбе. И у нас уже появился очень интересный запрос из Вьетнама по этому направлению».


Полная расшифровка интервью:

 

Наталья Пчеловодова: Добрый день! Уважаемые зрители. Мы продолжаем наш разговор про инновационные продукты питания и новые источники протеина. У нас в гостях сегодня cооснователь стартапа «Greenwise» Юлия Марсель. Юлия, здравствуйте!

 

Юлия Марсель: Здравствуйте!

 

Наталья Пчеловодова: Спасибо, что пришли к нам сегодня поговорить о такой интересной, насущной теме. Расскажите, пожалуйста, что такое «Greenwise». Когда вы появились? Кто является основателем компании.

 

Юлия Марсель: «Greenwise» – это один из самых первых российских производителей растительных альтернатив мяса. В стартапе мы создаем продукты из растительного сырья, которые полностью повторяют внешний вид, вкус, текстуру и пищевую ценность мяса. Стартап появился на свет в январе 2019 года официально.

 

Наталья Пчеловодова: А, вы совсем молодые?

 

Юлия Марсель: Да. Нам всего чуть больше полугода, но разработки мы вели, начиная с 2017 года, то есть, последние два с половиной года мы занимаемся этим проектом. В компании нас трое сооснователей: я отвечаю за маркетинг и коммуникации, мой коллега Артем Понамарев отвечает за производственные процессы и операции, и наш третий сооснователь Георгий Железный отвечает за финансы и бизнес-развитие. Проект мы начинали вдвоем с Артемом. Мы работали и сейчас все еще работаем на площадке одного из крупнейших производителей пищевых ингредиентов, - компании «Партнёр-м», которая специализируется на глубокой переработке растительного сырья (сои, пшеницы и гороха).

 

Наталья Пчеловодова: Российская компания?

 

Юлия Марсель: Да, это российская компания, она расположена в Калужской области, в городе Малоярославец. Мы начали работать там в 2016 году, Артем начал немножко раньше, и мы видели, насколько огромный потенциал вообще в принципе есть у российского сырья. Так как компания специализируется именно на белке, мы начали очень хорошо разбираться в этой теме, стали посещать огромное количество выставок, семинаров, саммитов, конференций. И как-то очень сильно прониклись сферой глубокой переработки растительного сырья, растительными белками.

 

После 2-х лет работы мы уехали с ним учиться в Нидерланды, очень сильно воодушевились в принципе экологией, этикой, этичным отношением к живым существам, к тому, насколько прекрасны чистые продукты питания могут быть, что такое вообще здоровый образ жизни. Сами понимаете прекрасно – велосипеды, экологически чистые продукты. И, наверно, впервые мы соприкоснулись с растительными альтернативами мяса как раз-таки там. Вернулись обратно в Россию после учебы, и подумали, что это отличная возможность. Мы работаем в компании, которая занимается растительным сырьем, но она работает в сегменте В2В, производя крахмал, пищевые волокна, муку. Мы подумали, почему бы из этих ингредиентов не создать конечный продукт.

 

Естественно, мы видели тренд, который шел из Америки в Европу, и подумали, почему бы не принести его в Россию. И компания занимается текстурированными растительными белками, и раньше она создавала только традиционно соевые текстураты, гороховые, пшеничные. Такие пористые продукты. Вместе с лабораторией, с нашим отделом R&D, мы создали наш первый продукт – это растительные джерки, кусочки вяленого растительного мяса, готовый к употреблению снек с очень высоким количеством белка от 32 до 39 % и отличным аминокислотным профилем, от 1,8 до 4,5 раз превосходящий по некоторым аминокислотам продукт, - содержание аминокислот больше, чем даже в говядине или свинине.

 

Это большая наша разработка, которой мы очень гордимся. Думаю, что чаще всего говорят, что растительные альтернативы мясу – это что-то вкусное, интересное, но необязательно полезное. Можно создать колбасу с какими-нибудь фосфат-гидроколлойдами, или на кокосовом жире. Но пищевая ценность будет очень-очень низкой, то есть назвать этот продукт полезным нельзя. Мы добились того, что наши продукты помимо того, что они этичны, экологичны, вкусны, они еще приносят пользу из-за высокого содержания белка и аминокислот.

 

Наталья Пчеловодова: Вы начали говорить о своих продуктах, про мясные джерки. Расскажите, пожалуйста, про всю вашу продуктовую линейку. Как это выглядит сейчас и какие у вас планы по освоению новых продуктов?

 

Юлия Марсель: Когда мы только начинали разработку продуктов, у нас было очень много идей. Мы разработали растительную ветчину, растительные джерки, у нас было растительное мясо, у нас было очень много разных SKU, у нас было очень много разных вкусов. Потом, к сожалению, мы столкнулись с российской реальностью, - выпустить продукт на рынок оказывается очень дорого. Нужна огромная маркетинговая поддержка, нужна везде упаковка, везде нужно вкладывать деньги в развитие, поэтому … Наш старт был с двух продуктов: первое - растительные джерки, про которые я уже рассказала; и второе – это растительное мясо. То есть, это смесь соевого и пшеничного белка, которая продается в сухом виде и которую нужно готовить дома. Смесь нужно замочить на 5 минут в горячей воде, холодной воде или овощном бульоне, после чего она приобретает структуру настоящего мяса, куриного или говяжьего филе в зависимости от продукта. Потом его можно готовить любым образом: жарить, тушить, запекать, - делать всё тоже самое, что делаете с обычным мясом.

 

На данный момент мы готовимся к выводу 2-х новых продуктов. Первый - это растительная «вареная» колбаса. Мы хотим ее вывести к Новому году, чтобы вегатарианцы и веганы смогли сделать веганский «Оливье». Второй продукт – это растительная котлета, то есть мы хотим повторить успех BeyondMeat иImpossibleFoods, надеюсь, что уже в январе 2020 года эти продукты появятся на полках.

 

Наталья Пчеловодова: Юлия, можете немножко в deepscience погрузиться? Одна из наших гипотиз, почему BeyondMeatтак популярны, почему достаточно легко вышли на старт, увеличили свою капитализацию... Это, в том числе, за счет простоты технологий, которые они используют. Фактически у них пшеничный белок и бобы, и в качестве...

 

Юлия Марсель:  ... гороховый

 

Наталья Пчеловодова: да, гороховый, и в качестве сока они используют обычный свекольный сок... текстуру повторяют и так далее. В то время как ImpossibleFoodsвыбрал гораздо более сложный технологический путь на базе гема и производства его на базе генно-модифицированных дрожжей. Они получали очень долго разрешение от FDA, что они не ГМО продукт. Слава Богу, они его сейчас получили, и мы будем с любопытством наблюдать, как они будут дышать в спину BeyondMeat на полках в ритейле. Да, есть там ещё одна компания, например, американская Triton. Они производят не готовый продукт, они производят сырьё. Они берут водоросль, она зелёная. Они её облучают ультрафиолетом, чтобы сделать красным. И вот этот гем можно использовать для производства таких растительных продуктов. Что лежит в основе технологии GreenWise? Что вы делаете внутри? Есть ли у вас какая-то лаборатория? Что это за лаборатория? Какие люди там работают? Где вы берете кадры?

 

Юлия Марсель: Наше производство располагается на территории одного из крупнейших производителей растительных ингредиентов, то есть на территории «Партнер-М». У нас есть свой цех, где расположено наше оборудование, где работает наша бригада. И мы пользуемся всеми фасилитис, которые есть у «Партнер-М», - это лаборатория, технологи-разработчики, это R&D, плюс мы также пользуемся услугами ФНЦ пищевых систем им. Горбатова, в котором у нас находится офис в Москве. То есть, всю технологическую поддержку мы непосредственно берём у самых старейших игроков рынка растительного белка в России. И параллельно, конечно, тоже Артем, который отвечает у нас за производственные операции, сам ездит на обучение и постоянно повышает свою квалификацию. Получается у нас такой микс из самых-самых обученных, самых опытных игроков, которые стояли вообще у зарождения текстурированных белков в России, и параллельно мы вливаем свою молодую кровь. Поэтому мы я думаю, уже сумели повторить какой-то успех Beyond Meat на российском рынке, хотя мы понимаем, конечно, что пока еще маленькие.

 

С апреля 2019 года мы принимали участие в инкубационной программе ProVeg incubator от ProVeg International - крупнейшей организации, которая занимается распространением растительного питания в мире. У них очень много офисов по всему миру, а head quarter находится в Берлине. Вся программа была построена таким образом, чтобы подготовить стартапы с питч-сессии в заключительный день. И на этом питч-дэй мы впервые делали дегустацию наших бургеров перед панелью инвесторов. Самые крупные, самые влиятельные инвесторы, которые вкладываются в стартапы, которые занимаются либо клеточным мясом, клеточным молоком, либо растительным мясом и растительными альтернативами. Это был первый раз, когда наши бургеры увидели свет, до этого только мы их пробовали, - они были сверхсекретной нашей разработкой. И к нам весь вечер во время дегустации подходили и спрашивали: «Зачем мы подаём Beyond Meat под видом своего стартапа?» На самом деле было очень приятно, потому что одно дело, когда ты сам говоришь, что это невозможно отличить от Beyond Meat, другое дело, когда к тебе подходят инвесторы, люди из индустрии, люди, которые занимаются растительным питанием многие-многие годы, говорят: «Действительно, это очень сложно. Я бы не отличил». 

 

Наталья Пчеловодова: А вы видели какой-то интерес со стороны инвесторов? Какие-то конкретные предложения были?

 

Юлия Марсель:Да, сейчас мы «поднимаем» деньги. У нас идёт раунд 3, мы ведём переговоры с европейскими инвесторами. 4 инвестора у нас есть: 2 из Германии, 2 из Швейцарии. Это как раз инвесторы, которые были на closing day в нашем инкубаторе ProVeg. И также мы ведём переговоры с 2 инвесторами из России. 

 

Наталья Пчеловодова: Но пока вы не говорите, кто эти инвесторы, да?

 

Юлия Марсель:я думаю, что пока рано. 

 

Наталья Пчеловодова: Кроме вас в этом бизнес-инкубаторе, на этом мероприятии были еще какие-то российские производители подобных продуктов?

 

Юлия Марсель:Нет, мы были единственным стартапом из России, и, наверно, мы единственный стартап, который планирует из России выход на европейский рынок. Начиная с октября этого года, мы планируем активный выход на рынок Германии. Один из наших соучредителей, Георгий, он как раз-таки переезжает в Берлин, и мы начинаем свои попытки захвата немецкого рынка. Мы планируем первоначально работать с Берлином и с Германией, так как мы уже обзавелись связями с ритейлом, с людьми из маркетинга, так как у нас уже есть какие-то связи с инвесторами, мы хотим начать именно с Берлина. После этого мы хотим работать ещё с Австрией и со Швейцарией, далее это рынок UK, потому что это второй рынок по количеству интереса к сфере растительного питания. А дальше посмотрим. Кто знает?!

 

Наталья Пчеловодова: Потрясающие планы у Вас, Юлия. Скажите, вы с каким продуктом будете туда заходить. Со всей линейкой или только бургеры?

 

Юлия Марсель:Мы планируем выход с нашей растительной котлетой. Мы все эти 4 месяца проводили исследования того, как рынок воспримет наш продукт, какая доля рынка, которую мы можем занять, и в чем может быть наше конкурентное преимущество. Мы провели исследование и поняли, что действительно ниша для нас есть, есть для нас место. Помимо всем известного Beyond Meat, который начали продавать на территории Германии, появились ещё несколько конкурентов. Garden Gurme от Nestle тоже сделали свой бургер, Aldi  дистрибьюирует растительный Incredible Burger, который они сделали под собственной торговой маркой. Lidl, самый главный дискаунтер, магазин с самыми недорогими продуктами, также стали продавать Beyond Meat у себя. Но в то время как Beyond Meat стоит 5€ за упаковку в 230 г., мы можем предложить гораздо более интересную цену, не уступая при этом по качеству и вкусу. 

 

Наталья Пчеловодова: Какова стоимость бургера вашего в долларах?

 

Юлия Марсель:Мы хотим ставить бургер на полку по $2.99, то есть, почти в 2 раза дешевле. А Германия - это самая чувствительная к цене страна. 

 

Наталья Пчеловодова: Здорово! Хорошие планы, ну уж раз коснулись, скажем так, захвата европейских рынков, расскажите, что не так с Россией в этом плане и в чем тут ключевые сложности. 

 

Юлия Марсель:Самая большая сложность в том, что очень мало игроков на рынке, к сожалению. На российском рынке присутствуют всего 4 производителя растительных альтернатив мясу. Они на этом рынке достаточно давно. Мы думаем, больше 5-10 лет. Но как я понимаю  и как я получаю feedback от нашей аудитории, люди о них даже не слышали. Просто потому что компании очень мало, к сожалению, занимаются маркетингом, коммуникацией и рекламой, то есть очень мало показывают себя на публике. Из-за этого складывается впечатление, что растительного питания в России нет, как и то, что все эти продукты создаются для какой-то определённой категории людей. Как часто мы говорим для «этих». 

 

Мы работаем, мы делаем растительное мясо. У нас все спрашивают: «Для кого? А! Для сумасшедших. Вот каких-то таких.» На самом деле абсолютно неправда. Те люди, которые выбирают растительную альтернативу мясу, они просто хотят питаться этично, экологично. Это не значит, что они какие-то не такие какие-то странные. И самая большая проблема в России в том, что в то время как в Европе и Америке огромный бум флекситарианства, люди просто хотят попробовать что-то новое, - в России этого нет. И мы вот с ребятами, наверно, допустили уже одну такую большую ошибку, мы начали работать с «Азбукой вкуса» два месяца назад. Сейчас мы уже появились и во «ВкусВилле», подписываем контракт с «Перекрёстком», начинаем переговоры с «Ашаном»

 

Наталья Пчеловодова: Во «ВкусВилле» вас можно найти уже?

 

Юлия Марсель:Да, да, можно найти. Но под их собственной торговой маркой, естественно, так как у них всё под СТМ, а мы-то называемся «Белок растительный соевый». Не очень привлекательно, но наша аудитория туда идёт, мы её туда перенаправляем.

 

Наталья Пчеловодова: Надо будет попробовать вас. 

 

Юлия Марсель:Да, обязательно. Мы допустили небольшую ошибку при работе с «Азбукой вкуса», мы очень большие надежды вкладываем во флекситарианство. То есть, мы с самого начала не позиционировали себя как компания, которая создаёт веганские продукты. Наши продукты вкусные, полезные, этичные, красивые, и в тоже время они веганские. Мы хотим открыть эту новую категорию потребителей, привнести в Россию флекситарианство. И в «Азбуке вкуса» наши продукты поставили не на специальную веганскую полку, которая у них есть. Она такая специальная, отделенная, там всё зелёное. Наши продукты повесили к мясным снекам. Мне кажется, это первый вообще раз, когда растительная альтернатива поставили наряду с обычным мясом. Для нас это большой успех! Но, к сожалению, люди, когда приходили в «Азбуку вкуса», они не знали, где это, где это найти. Потому что, если вы ищите какую-то растительную альтернативу мясу, вы пойдёте её искать в какой-то специальный отдел, отдел для здорового образа жизни, да, там «Питаемся правильно», веганский отдел, вегетарианский. Вы никогда не пойдёте искать к мясу. 

 

Сейчас мы думаем, что нам нужно немножко перепозиционировать себя под российский рынок, мы понимаем, что флекситарианства пока в принципе нет, и его нужно создавать. Поэтому это самая большая проблема российского рынка, что растительную альтернативу употребляют в основном вегетарианцы и веганы, которых в принципе немного в России. 

 

Наталья Пчеловодова: Тем не менее Вы можете озвучить, какие у вас объемы продаж? Хотя бы примерно. Как много вам удаётся продавать в этих условиях?

 

Юлия Марсель:С низкой базой у нас очень большой рост, 248% в месяц, и я думаю, что год мы закроем с выручкой 30 миллионов рублей, начав продажи с апреля. Наша производственная мощность - 20 тонн в месяц. Сейчас мы активно расширяемся, потому что видим запрос от потребителей, понимаем потенциально, насколько он вырастет, и хотим расширить свою производственную мощность до 300 тонн в месяц к концу этого года. 

 

Наталья Пчеловодова: Возвращаясь к европейскому рынку, - всё ли там так легко или там тоже есть барьеры? И если есть, то какие они там?

 

Юлия Марсель:Для стартапов, которые занимаются растительными альтернативами: мясом, молоком, даже печеньем, сладостями,- барьеров нет. Честно. Всё прекрасно, всё замечательно. Есть огромный запрос, который всё ещё нуждается в том, чтобы быть закрытым. То есть, компаний не так много. Несмотря на то, что вы можете прийти в любой ритейлер: Lidl, Ald... вы увидите огромные шкафы, холодильники с различными колбасами, сосисками, с альтернативами сырам и молоку. Но всё равно они, конечно, по объёму не превзойдут обычные традиционные продукты из животного сырья. Для нас, как для стартапа из России, конечно, есть проблемы с тем, что, к сожалению, сейчас немножко недоверчивое отношение к России как к производителю. Но на самом деле за 4 месяца в инкубаторе мы не получали негативных feedbackов: «Боже, стартап из России!» Наоборот все были удивлены и все нас очень сильно поддерживали. И каждый раз, когда кто-то из индустрии слышит, что стартап в России производит растительное мясо, это вызывает огромный интерес. Нас приглашают на очень большое количество различных конференций.

 

Допустим, 26 сентября я лечу в Вашингтон на Reducetarian Summit. Меня пригласили выступить на панели, как продвигать растительное питание globally. Я буду сидеть в этой панели вместе с основателем ProVeg international, - крупнейшей организацией, которая занимается растительным питанием. С одной стороны, как бы небольшой минус нашего происхождения из России, в том, что есть небольшие сомнения в качестве сырья. Правда ли у вас хорошее сырьё? Точно ли у вас хорошие технологии? Точно ли это всё безопасно? Но с другой стороны, это вызывает гигантский интерес, потому что... В принципе люди, которые занимаются растительным питанием - это как одно community, то есть, все хотят друг друга поддержать и очень открыто к этому относятся. Думаю, что это люди уже с какими-то другим уровнем сознания, и на самом деле все очень-очень друг другу помогают. Это здорово очень видеть! 

 

Наталья Пчеловодова: С точки зрения сертификации, разрешений, есть какие-то сложности с выходом продукта на европейский рынок? 

 

Юлия Марсель:Нет ничего сложно, мы не используем ни гем, ни каких-то других новых продуктов и ингредиентов, которых не было на рынке, поэтому у нас в этом плане всё в порядке.  Мы давно занимаемся работой с зарубежными странами, Greenwise делает некоторые поставки в Венгрию. Сейчас мы пытаемся сотрудничать с Японией, мы поставляли продукты в Испанию. Сейчас пока у нас пробные поставки, пока тоже всё это секретное.

 

Наталья Пчеловодова: Несмотря на большой хайп, успех, обсуждение истории с BeyondMeat и ImpossibleFoods, колоссальную капитализацию компании и так далее, - до сих пор пока этот рынок занимают 1% от всего мясного, если мы говорим про традиционное мясо. Так или иначе, уже сейчас за рубежом крупные корпорации мясные проявляют интерес к этим технологиям, и скорее всего они будут их развивать inhouseлибо покупать стартапы. Они всё равно к этому придут, когда поймут, что  начинают от них что-то забирать. Был ли к вашей технологии интерес со стороны таких мясных производителей, зарубежных или российских?

 

Юлия Марсель: Да, был. Мы сейчас тоже ведём об этом переговоры.

 

Наталья Пчеловодова: Это российская компания?

 

Юлия Марсель: У нас есть предложение от российских компаний и от европейских тоже. Пока подробности мы сообщить не можем, - может быть, к концу года.

 

Наталья Пчеловодова:  Это совместная история или это развитие технологий внутри этих крупных компаний?

 

Юлия Марсель: Предлагают разные решения. Либо выкупить компанию полностью, чтобы стартап стал частью портфеля производителя, - либо производство продуктов. То есть, мы продаем технологию, продаём рецептуру, производитель на своей территории уже разрабатывает продукты сам, под собственной торговой маркой. Либо просили производить нас продукты под СТМ. Вариант развития разные абсолютно предлагают нам. На самом деле это очень интересно, потому что мы понимаем, что в Европе это понятно история - огромное количество производителей сейчас выкупают стартапы или просят стартапы производить под них для того, чтобы ассортимент производимой продукции расширялся. На российском рынке производителей мяса тоже этим интересуется. Я не думаю, что это потому, что у них внезапно начали падать продажи из-за роста вегетарианства, веганства или флекситарианства. Нет. Я думаю то, что все производители, конечно, делают свои исследования, видят тренды американский, европейский, и тоже понимают, что в Россию это придёт, не то что даже придёт, а вот-вот уже пришло.

 

Наталья Пчеловодова: Помимо мяса, да, в мире пошли еще дальше. Мы видим такую же растительную рыбу: тунца из томатов, яйца и молоко из желтого гороха, чипсы из сверчков, - и много всего интересного. Какие-то новые направления помимо мяса вы развиваете? Где вы видите потенциал для себя?

 

Юлия Марсель: Наша идея глобальная - это стать зонтичным брендом, то есть производить не только растительную альтернативу мяса, но и, конечно, рыбе, птице. После этого передвинуться на растительное молоко, заниматься молочной продукцией, потому что найти хорошую альтернативу молоку, сыру и каким-то творожным вещам очень-очень сложно. Мы понимаем, что это самая настоящая ниша, но в России нужно первоначально покрыть хотя бы запрос по растительному мясу. После растительного молока мы думаем, что мы начнём заниматься какими-то растительными альтернативами, возможно, выпечки, конфетам, сладостям, потому что это тоже очень большое дело, которое в принципе будет востребовано в России тоже в скором времени.

 

Сейчас мы ведём разработки по растительной рыбе. У нас появился очень интересный запрос из Вьетнама как раз-таки, который мы встретили во время ProVeg инкубатора. Встретились с крупнейшим производителем рыбных продуктов. И они заинтересовались темой растительных альтернатив, попросив нас разработать для них растительную альтернативу рыбе. Вот мы сейчас начинаем работать тоже над своими первыми сэмплами, - уже отправили, им понравилось. Но сейчас я думаю растительная рыба в России не будет востребована, потому что пока ещё первоначальный источник белка - это всё-таки у нас мясо, люди едят мясо больше. Поэтому мы считаем, что коммерчески более востребовано производить именно растительную альтернативу мяса. После этого, конечно, можно уже переходить и к рыбным продуктам, но мы стараемся успеть везде, ведём разработки в разных направлениях.

 

Наталья Пчеловодова: Но речь идет не только про Россию? Потому что мы сталкивались с мнением, что как раз производить текстурированную рыбу легче с точки зрения технологий, чем мясо. Потому что она хладнокровная, не надо что-то нагревать, и так далее. И на самом деле… что… как раз сейчас в мире большой тренд, большой спрос на рыбные продукты…

 

Юлия Марсель: Он идёт просто потому, что мясом уже немножко рынок насытился, и это следующий шаг. Знаю большое количество стартапов, которые тоже занимаются и клеточной рыбой, и растительной рыбой. Всё-таки сейчас, конечно, тренд большой на мясо, и мы тоже хотим пока в этой нише поработать. Дальше уже, может быть, через год мы будем уже готовы выпустить какие-нибудь рыбные стейки. Хотя рыбные джерки у нас уже появились. Но, растительное мясо…

 

Наталья Пчеловодова: При выходе на европейский рынок планируете ли вы локализацию  лабораторий, производства там, или оно всё также будет базироваться в России?

 

Юлия Марсель: Мы понимаем все опасения европейского потребителя по поводу продуктов, которые произведены вне Европейского Союза. Один из барьеров, которые нам препятствует выходу на европейский рынок это то, что, допустим, в России сложно получить сертификат «Органик». Только недавно был принят закон об органической продукции. Сейчас сделать свой продукт на 100% органичным невозможно в России. Параллельно европейские потребители, обладая очень высоким уровнем сознания, хотят продукт, который сделан именно в Европейском Союзе, чтобы не было никакого там углеродного следа. Поэтому «да», мы планируем локализацию, как раз-таки именно поэтому наш со-основатель переезжает в Европу. Мы планируем открывать там небольшой цех и заниматься уже конечной подготовкой продукта, то есть, сырьевую базу оставить в России, а в Европе уже делать последние стадии производственного процесса, в том числе, и упаковку. Чтобы продукт у нас был сделан на территории Европейского Союза.

 

Наталья Пчеловодова: А почему сырьё всё-таки в России?

 

Юлия Марсель: Вы знаете, мы сейчас два варианта рассматриваем. Во-первых, сырье в России. Мы очень довольны его качеством. Мы довольны объёмами и ценами. Это наше первое конкурентное преимущество, - сырьё в России дешевле, даже с доставкой в Европу. Второе конкурентное преимущество это то, что у нас дешевле труд, будем откровенны.  Дешевле расходы на электричество, на все производственные вещи. Поэтому, делая сырьевую базу здесь, и, заканчивая производственный цикл в Европе, мы получаемся очень конкурентоспособны для того рынка.

 

Наталья Пчеловодова: И в рыбной, и в мясной?

 

Юлия Марсель: Да, везде. Но мы также тоже рассматриваем возможность закупки европейского сырья. Потому что, если мы хотим, чтобы наш продукт был стопроцентно Organic, то, конечно, нужно брать сертифицированное органическое сырье, которое пока что в России мы не можем взять.

 

Наталья Пчеловодова: Параллельно с развитием растительного мясо идут разработки на более серьезном уровне, назовём это так, клеточного мяса, invitro и прочие вещи. В целом, можно сказать, что уже достигли ряд компаний серьёзных прорывов именно в этой сфере. Интересен ли вам этот сегмент в принципе? Воспринимаете ли вы его как конкурента, пусть не сейчас, но в перспективе?

 

Юлия Марсель: Нам безумно интересен этот сегмент, мы считаем, что и Mosa Meat, которая производят клеточное мясо, и FinalsFood, которая производит клеточную рыбу… Мы безумно уважаем их, смотрим на них и нам, конечно, тоже хотелось заниматься клеточным мясом. Мы как компания, которая имеет истоки именно на производстве растительного сырья, мы, конечно, не можем просто взять и полностью переформатировать себя, поэтому мы естественно останемся заниматься растительным мясом. Возможно, через год, когда мы уже встанем на ноги, у нас будут более серьезные позиции на российском рынке, когда мы наконец-то выведем на рынок флекситарианство, откроем эту новую категорию. Откроем людям  глаза на новую категорию продуктов. Возможно, мы поймем, то что «Так! У нас есть время заняться чем-то другим. Давайте попробуем набрать команду, заняться клеточным мясом!» Потому что насколько я знаю в России только ИТМО велись какие-то разработки.

 

Наталья Пчеловодова: Ну ещё велись гораздо раньше. Это была такая кандидатская… докторская, что-то такое… но по факту серьезных разработок в России нет.

 

Юлия Марсель: То есть, в принципе я думаю, что у Greenwise хватит амбиций ещё этот проект начать, но пока что растительное мясо, да, остаётся нашим приоритетом. Мы считаем то, что клеточному мясу с одной стороны будет немного проще выйти на рынок, в том плане что, компании, которые производят растительное мясо, они подготовят какую-то почву. Они подготовят потребителя, то есть, люди будут понимать то, что «Ага получать белок можно не только от животных, можно из растения. А это может быть также вкусно». Мы как-то поменяем уже сознание людей, подготовим их.

 

А с другой стороны, отношение к клеточному мясу всё равно… Даже я, я не ем продукты животного происхождения, я не знаю, как я буду относиться к первым клеточным продуктам. С одной стороны, мне будет интересно, потому что я человек из индустрии, и мне всё это очень любопытно. С другой стороны, это же всё-таки продукт, который получен от животного. Несмотря на то, что там мизерное какое-то там количество, а потом в биореакторе все клетки размножились. С другой стороны,  какой-то этический аспект всё равно остаётся.

 

Мы пока не знаем, как люди будут реагировать именно на первый клеточный стейк, который можно будет купить в магазине. Мы не знаем, как ритейл к этому отнесется. Сколько нужно будет согласований пройти так, чтобы можно было положить на полку и сказать, что он действительно безопасный. Как они это всё задокументируют. За этим на самом деле очень интересно наблюдать. Мне пока непонятно, когда эти продукты появятся в широком доступе, но будем следить тоже… Конечно, это будущее, а растительное мясо - это уже настоящее. Ещё 10-15-20 лет это будет огромный тренд. А клеточное мясо - это что-то пока даже для нас, людей из индустрии, какая-то фантастика, потому что нам ещё не удалось попробовать ни клеточную рыбу, ни клеточное мясо. Надеемся, что скоро это уже можно будет попробовать хотя бы на какой-нибудь конференции.

 

Наталья Пчеловодова: Будем наблюдать за этим рынком. Я Вас благодарю за то, что Вы сегодня были с нами. Желаю успеха Вам, Вашей команде и на европейском рынке, и на российском рынке тоже. Если вы видите своей миссией преломление парадигмы потребления продуктов питания в какую-то новую сторону очень важную с точки зрения этики и экологии, то это потрясающе. Уже за это Вам, большое спасибо!

 

Юлия Марсель: Спасибо, Вам!

Владимир Дебабов, ГосНИИгенетика: У нас, объективно, для развития микробиологической промышленности, есть все. Нет только целеполагания и инвестиций
Юсеф Хесуани, 3D Bioprinting Solutions: Биопринтер на МКС стал технологической платформой
Дарья Яковишина, «Ксивелью»: Мы впервые вывели на рынок России сервис по племенным оценкам КРС на основе генетического анализа
Денис Морозов, «АгроБиоТехнология»: Биологические средства защиты растений для снижения пестицидной нагрузки
Открытые инновации - 2019. Андрей Зюзин, «ЭФКО Инновации». FoodTech: как технологии изменят нашу еду
Открытые инновации - 2019. Сессия «FoodTech. Будущее время: еда. Падеж винительный?»
Владимир Куценко, «Активная упаковка»: Увеличение сроков хранения пищевой продукции на базе поглотителя кислорода
Николай Бенко, «Агроплазма»: Будущие возможности повышения продуктивности – только в тесной кооперации биотехнологий и селекционеров